Суббота, 24.06.2017, 06:30

Газета "Воскресные вести"

Главная » Статьи » Интервью

СВЯЩЕННИК ОБ АДВЕНТИСТАХ - МИРОЛЮБИВО, НО ЧЕСТНО

«В последнее время в городе активно распространяется газета религиозной организации адвентистов седьмого дня. Соседка сказала мне, что это секта, и что читать их публикации опасно. А в чем именно опасность чтения таких газет? Это вся Православная Церковь относится  к адвентистам, как к секте, или только моя соседка?»

Алексей Симагин

На вопрос отвечает священник Вячеслав Лопатко.

- Утверждения отдельных людей не обладают полнотой. Нельзя мнение одного человека, даже считающего себя православным, расценивать как позицию самого православия. Природа Церкви - кафолическая, то есть соборная, а не индивидуалистическая. А Православная Церковь со всей ответственностью заявляет, что она честно, но миролюбиво выстраивает отношения со всем инославным миром. Это четко сформулировано в социальной концепции Православной церкви, которая была принята на Архиерейском соборе 2000 года. Там сказано, что мы по-доброму относимся к носителю любой идеологии, религиозной доктрины, но при этом оставляем возможность честно говорить, критически высказываться  о самой идеологии, не питая агрессии к ее сторонникам и не задевая личности. Мы честно спорим как с протестантами, так и с католиками, цивилизованно, культурно ведем диалоги, дискуссии, богословские собеседования. При этом цивилизованность и культурность не означает, что мы должны отступаться от своих убеждений из-за опасения обидеть оппонента. Честность и миролюбие – вот позиция православия. «Платон мне друг, но истина дороже».

- И что может сказать Церковь в диалоге с адвентистами с позиции честности?

- Конечно, в рамках одной статьи невозможно развернуть богословскую дискуссию, или подробно изложить историю адвентизма. Но хотелось бы разобрать понятие «секта». Если брать этимологически, секта – от слова сектор, то есть некоторая часть, выдаваемая за целое. Секта вполне может быть расценена как синоним ереси, потому что ересь происходит от греческого глагола «эрео» – выбираю, вычленяю. Вычлененный сегмент и есть сектор. Поэтому ересь и секта  - это одно и то же. И когда христианская Церковь анафематствовала то или иное явление как еретическое, этим самым она заявляла о его сектантском характере. И сектантский характер протестантизма – это констатация факта, поэтому не нужно воспринимать это как ругательство.

- То есть любую протестантскую конфессию можно назвать сектантской?

- Да, протестантский мир по сути своей сектантский, уже в силу своей неоднородности. Сектантство прослеживается в самих  названиях протестантских конфессий. Одни принципиально вычленяют, что они баптисты - то есть те, кто погружает. Адвентисты акцентируют внимание на втором пришествии Христа, пятидесятники – на схождении Святого Духа. Христианство разбирается на запчасти – это и есть проявление сектантского характера. Протестантский мир раздробился, у каждого свой уголочек, свой сектор, и каждый считает, что именно у них – полнота христианства. Это и есть сектантство и ересь.

- А если рассмотреть православие с этой точки зрения?

- Православие включает в себя учения и о крещении, и о сошествии Святого Духа, и о последних судьбах мира. Православие обладает полнотой, потому что оно органично и гармонично содержит в себе и пятидесятницу, и баптизм, и адвентизм.

- И все-таки людям чаще всего непонятно, почему именно православие выступает единственной альтернативой сектантству?

- Сегодня человеку действительно трудно разобраться  в современном конфессиональном ассортименте, двадцать минут послушаешь одного проповедника – он прав, двадцать минут другого – он как будто прав тоже. Здесь лучшим, максимально объективным критерием, показывающим, какая форма христианства самая правильная, является исторический критерий. Даже если взять атеиста, который не заинтересован в потакании той или иной конфессии, просто честного профессионального историка, то он скажет, что да, только в православии идейная и иерархическая преемственность прослеживается непрерывно с первых веков. В каждом столетии, каждом десятилетии, как звенья одной цепи перекликаются друг с другом догматы, которые исповедуются и сегодня. А это, собственно, лишь подтверждает пророчески сказанное в Новом Завете: «И вот Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мтф. 28;20); и – «Иисус Христос вчера, и сегодня и во веки Тот же. Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь» (Евр. 13; 8-9). По моему, яснее некуда. В то время как лишь тысячу лет спустя после первых веков христианства Запад ушел в раскол, и вся западная Европа вышла из общения с общемировой православной семьей - только с XI века берет свое начало Римо-Католическая церковь.

- А нам не могут возразить, что это мы вышли из общения  с общемировой католической семьей?

- В том-то и дело, что специфика  римо-католиков не имеет исторических корней. Они сами этого не отрицают: их доктринальные концепции - изменение догмата о Святой Троице (Филиокве), догматы о непогрешимости Папы, о непорочном зачатии Богоматери, об Ее Успении, - новейшие явления в истории богословия.

- То есть те установки, на которых они стали настаивать при расколе, возникли только на рубеже первого и второго тысячелетия?

- Да, именно так, у них прервана идейная преемственность – это исторический факт. А если взять протестантизм, то там прервана еще и иерархическая преемственность. Он появился из недр глубокого кризиса внутри Римо-Католической церкви,  фактически начался с 16 века, с религиозной реформации Мартина Лютера, Жана Кальвина, Ульриха Цвингли, короля ГенрихаV. И в принципе мотивы и пафос у протестантов были самые благородные, но без единства с Церковью, как реальным Богочеловеческим организмом никакой, даже самый возвышенный человеческий энтузиазм не самодостаточен. Христос Спаситель сказал: «Я есмь Лоза, а вы ветви… Без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15; 5). А апостол Павел твердо заявляет, что Церковь «есть столп и утверждение истины» (Тим. 3;15). Церковь -  это и есть соединенность ветвей с Лозой, а не просто знание о Лозе. В истории же получилось так, что Реформация, порвав с католицизмом, не привилась к Лозе через Православную Церковь, которая и есть то самое аутентичное, исторически перманентное Христианство. В результате протестантизм все сильнее дробится, обнаруживая неоднородность в себе самом. Протестантизму не свойственна природа Церкви, как целостного организма, поэтому он сектантен.

- Светские ученые не станут возражать такой трактовке понятия «секта»?

- Это именно научный подход к терминологии, основанный на этимологическом анализе слова и исторической конъюнктуре.

- Но в обывательском сознании слово «секта» непременно имеет негативный оттенок, предполагает такое качество, как деструктивность…

- Популярное, эмоциональное восприятие слова «секта», равно как и слова «ересь», далеко от подлинного, настоящего значения этих слов. Мы же говорим с позиций академического богословия.

- Тем не менее, деструктивные секты существуют, несет ли адвентизм какую-то деструкцию в себе?

- Деструктивно все то, что, что отступает от истины. Даже самый маленький угол расхождения в перспективе будет увеличиваться. Деструктивность может быть как моментальный взрыв, а может – как маленькая трещина, которая  в итоге все равно приводит к разрушению. Деструкция – это то, что нарушает структуру. Малейшая трещина в вероучении нарушает его структуру, а нарушенное вероучение нарушает структуру жизни, потому что образ мысли определяет образ действия. Любое религиозное заблуждение деструктивно для ментальности человека. А деструктивность ментальности потом неизбежно обнаруживается в деструктивности поведения.

- Тут, наверное, надо признать, что в наше время среди людей, которые называют себя православными, очень мало носителей того золотого зерна, которое передавалось из века в век? У нас в головах порой тоже трещина на трещине…

- Сущая беда в том, что люди, которые называют себя православными, подчас подставляют под удар само православие. И крестики носят, и обряды пытаются соблюдать, а на самом деле не знают православия, и самое страшное – не хотят его знать.  Церковь не должна просто брать и механически крестить детей, делая их в перспективе крещеными атеистами. Пусть лучше будут некрещеными атеистами, чем крещеными безбожниками. Нельзя допускать к церковной жизни тех, кто в итоге скомпрометирует саму Церковь – все те толпы людей, которые приходят крестить детей, венчаться, а на самом деле не собираются быть причастными Христу, жить по Его заповедям. На пир нужно идти в брачной одежде, и прежде чем впустить людей в Церковь, нужно помочь им те самые трещины замазать. А мы балуем людей, и этим самым даем повод сектантам справедливо себя упрекать. У адвентистов человек, прежде чем креститься, два года может изучать Библию, и только когда они убедятся, что он готов, допустят его к крещению. А у нас перед Таинством – всего одно собеседование, и то люди недовольны, что приходится слушать, чем их там батюшка грузит. Зачем мы гонимся за количеством крещеных? Мы тем самым отступаем от того, что берегли два тысячелетия, от истины православия, и реально наступает апостасия – то, о чем говорил святитель Игнатий Брянчанинов – отступничество. И получается, что  внешне все благополучно: храмы строят, купола золотят, Пасху празднуют, по телевизору службы показывают – а народ спивается, развращается и уходит в секты. Никто не хочет напрягаться, никто не хочет даже малым пожертвовать ради другого. Что толку носить крестик, если человек жить не собирается по законам христианской веры?

- И что же делать?

- Тут не спорить с кем-то надо, а работать над собой. Не понадобится никакая борьба с сектами, если православие будет тем, чем оно должно быть. Любая секта – это дешевая пародия на само православие. Мы расцерковились, обезбожились, а душа - она желает Бога. И Церковь должна заниматься миссионерством, должна проповедовать. Если возьмет скрипку дилетант, и начнет играть для людей, которые никогда не слышали настоящих образцов музыки, то скажут: «О! Он умеет издавать звуки, как интересно!». Но  если потом заиграет виртуоз, то люди сразу почувствуют вкус подлинного искусства. Вот и православие должно зазвучать так, чтоб на его фоне сразу была заметна фальшь и адвентизма, и баптизма, и пятидесятничества.

- А зазвучит?

- В том задача и состоит, чтоб зазвучало. Ноты-то есть. Нужно только каждому постараться воспитать себя. «Спасайся сам – вокруг тебя спасутся тысячи», - сказал преподобный Серафим Саровский.

- То есть, чем больше будет подлинно православных людей…

- Тем плодотворней будет жизнь Церкви.

Беседовала Евгения Павлычева

Газета "Воскресные вести" № 3 (113), март 2011 г. 



Источник: ПРИ ЦИТИРОВАНИИ ССЫЛКА НА АВТОРА СТАТЬИ ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Интервью | Добавил: Маруся (09.03.2011)
Просмотров: 5140