Понедельник, 18.12.2017, 19:45

Газета "Воскресные вести"

Главная » Статьи » Репортажи

Наш Дед Мороз - самый милосердный!

Всего два месяца, как пришло в Дзержинск волонтерское движение «Милосердие», а у его участников уже много общих забот и общих радостей. Так, в преддверии Рождества Христова и в Святые дни праздника добровольцы поздравляли ребятишек, которые не могут веселиться в хороводах из-за проблем со здоровьем.

…Если ноги не слушаются тебя – ты не можешь поехать на елку. А тебе всего семь-десять-пятнадцать лет, и так хочется покружиться со сверстниками, стать на пару часов снежинкой или котом в сапогах, повстречаться с Дедом Морозом и Снегурочкой, получить от них нежданно-негаданно подарок, о котором давно мечталось. Но болезнь очертила вокруг тебя круг, и день за днем, год за годом ты видишь одни и те же знакомые стены, одни и те же лица – родные, но будничные, привычно-повседневные. Разве это правильно, разве так должно быть?

Не должно. Каждый ребенок имеет право на радость – эта мысль и заставила волонтеров «Милосердия» пуститься в путь накануне Рождества. Дед Мороз со Снегурочкой пришли в гости к 28 маленьким дзержинцам.

Накануне

Подготовка к этому милосердному путешествию сказочных героев началась задолго до праздников. Первым делом добровольцы обзвонили родителей больных ребятишек и заручились поддержкой – практически все согласились пустить в свой дом сказку. А заодно поведали радостные секреты - каких подарков ждут ребятишки, есть ли у них братишки и сестренки, и печальные – в какие игры болезнь разрешит поиграть маленькому страдальцу.

Оставалось только найти костюмы, купить подарки, выбрать сценарий. Над сценарием, кстати, пришлось покумекать. Так, из него была безжалостно вычеркнута баба-яга – нечего старой пугать ребятишек! Да и вообще, решили не перегружать действо персонажами, чтоб не утомлять зрителей.

Хотя, надо признаться, труппа в «Милосердии» так подобралась, что именно претенденток на роль бабуси-ягуси – милых дам зрелого возраста - оказалось предостаточно. Снегурочек тоже пришло сразу несколько, да таких, что и любой театр, и зимний лес позавидуют. А вот с Дедами получилась напряженка – один-единственный Анвар Галлямов на всю честную компанию.

Но буквально в последний момент еще один Дед нашелся, да какой! Ирина Лавырева – Мороз опытный, со стажем! Несколько сезонов она радовала маленьких горожан своим волшебным посохом, добрыми повадками и веселыми стихами, а в этом году сама отыскала волонтерское движение, чтобы придти к тем малышам, которым порция радости особенно необходима.

Первый зритель - Никита

Третьего января у сказочной бригады «Милосердия» состоялся дебют - профессиональный Дед Мороз (Ирина Лавырева) и юная Снегурка (Марина Захарова) отправились по гостям! Ваш корреспондент с ними увязалась – ассистентом. Мне доверили нести пакет со «снежками» - не тяжело, но ответственно!

Вначале спешные сборы в «штаб-квартире» координатора движения волонтеров Екатерины Сергеевны Половинкиной: Снегурочка примеряет платиновые кудри, Дед стирает и сушит феном бороду, которую прокурили предыдущие поколения Морозов. Репетиция, где Екатерина добросовестно играет роль мальчика Васи, а я – Васиной мамы. И – в машину! Дедушка – за руль! Катя крестит нас вслед, а случайный зритель - маленький мальчик в окошке первого этажа, машет отчаянно-радостно. С такими проводами все должно быть благополучно….

Действительно, в первой же квартире, где мы оказались, нас ждали. Особенно один человек – мальчик Никита. Он даже стихотворение выучил особенно важное для нас – «В защиту Деда Мороза» Агнии Барто. Ну, помните, где старший брат говорит младшему: «В него не верь!». «Но тут сама открылась дверь, и вдруг я вижу - входит дед. Он с бородой, в тулуп одет. Тулуп до самых пят! Он говорит: «А елка где? А дети разве спят?». Как Никита читал! С такой горячей искренностью, что бабушка прослезилась, я кивала головой, встречая непроизвольным поклоном каждое слово - соглашалась, что все так и есть, а Ирина, наверное, забыла, что она не каждый день Дед Мороз.

И со снежками, которые нужно было собрать в кадушку, Никитка справился на раз-два. А хоровод… В хороводе он кружился на ручках – сначала у бабушки, потом у мамы, потом у Дедушки Мороза…

Аленка, не реви!

И в следующей квартире маленький хозяин, Артемка, не мог выбежать сказочным гостям навстречу. Но за него это с большой охотой сделала сестренка – трехлетняя Аленка. Ох, бойкая девчонка растет! Тоже поэзией увлекается, продекламировала «Мама спит, она устала…» - от зубов отскакивало каждое слово. И песенку про елочку знает, не сомневайтесь! А в снежки они со Снегурочкой как поиграли! А Дедушка – старенький, видать - с Артемкой на диванчике сидел, рядышком. И говорил ему что-то тихонечко…

Попели, поплясали, подарки подарили. Уходить – а Аленка в рев! Зачем Дед Мороз елочку уносит?! Не подумайте плохого – мы на чужое имущество не покушались. Просто ждала смышленая малышка, что Дедушка елочку должен принести нарядную, ну, и решила, что его волшебный посох – это и есть заветное деревце. И как ни уговаривали ее, что посох нужен Морозу, чтоб лес снежком укутывать – не желала утешиться!

Вышли мы, Ирина в машине покопалась – нашла волшебную корону. Она точь-в-точь как посох, только маленькая и кругленькая. Отправили Аленке с нарочитым. Интересно, успокоилась она?

Аленка, не реви! Артемке трудней твоего приходится – он же не плачет…

Так он настоящий!

 Следующий дом встретил нас теплом и уютом. Здесь даже кошки какие-то удивительные, сказочного окраса – пастельно-бежевого с серыми подпалинами. А сейчас они вообще розово-голубыми вспоминаются. Это, наверное, все потому, что мама Насти – юной девушки, к которой спешили мои спутники, старается в радугу нарядить маленький мирок дочки.

Мамы больных ребятишек вообще все до одной умеют творить чудеса. Правильно сказала Ирина уже потом, на улице, грустно улыбаясь в свои седые усы: «Мамам тоже нужно подарки дарить. Они заслужили».

Они не служат, конечно. Просто готовы наизнанку вывернуться, чтоб детенышу стало легче, лучше, звонче, краше. Вот и сейчас – Настеньку приковал к креслу детский церебральный паралич, связал ей и руки, и ноги, и язык, а мама старается – отгадывает загадки, вспоминает потешки. В пляс готова пойти, со слезами на глазах. Ради нее, ради дочки.

У Настеньки, кстати, Дед Мороз посох забыл. Верный знак – на следующий год опять сюда вернется! А пока Дедушка, приговаривая «ах, я старый пень трухлявый» бегал по лестницам за пропажей, мы со Снегурочкой уморительную картину наблюдали: мальчишка лет пяти, живущей с Настей по соседству, замер, открыв рот, в изумлении, от встречи со сказкой в подъезде. А папа его весело воскликнул на весь дом: «Я ж тебе говорил, что он существует!»

Еще бы не «существует». Конечно, существует! Ирина - настоящий Дед Мороз. Такой, что лучше и быть не может.

Нечаянная Пасха

Дома у маленькой Кристины опять картина, ставшая уже привычной – мама и бабушка, как две беспокойные птицы кружат вокруг девочки. Она молодчина – на специальных ходунках ловко передвигается, и стишок вспомнила. Стеснялась только очень. Не девочка, а бутон – тени набегают, и лепестки сворачиваются. Хотя под конец представления она расхрабрилась, порозовела. Даже на коленки к Деду Морозу пошла посидеть – хорошо!

Нас здесь, кстати, яблоками угостили. И от этого гостинца так вдруг стало светло на душе – будто фонарь зажгли. Не возможности полакомиться мы, конечно, радовались. В волонтерском походе не было надежды на трофеи – ни материальные, ни духовные. Это сказочное шествие само как трофей – слава Богу, что подарил его. А незатейливое проявление благодарности вдруг как в колокол в сердце ударило - будто в преддверии Рождества Пасху обрели, и не яблоки это, а яйца-крашенки.

Бойкие сестрицы

 Последней, кого мы навестили в этот счастливый день, была десятилетняя Наденька. И ее сестренка – еще одна Аленка! Наденька говорить не умеет, зато умеет радоваться. А еще – ловко играть «снежками». Чувствует, что не успевает уложить их в круг из мишуры, так что придумала, хитрая? Взяла саму блестящую веревочку, да и переложила так, чтобы «снежки», что за гранью были, внутри круга оказались! Я бы вот и не додумалась!

А сестренка Аленка, само собой, стихи читала. Да так громко, что слова было трудно разобрать – уши закладывало! Но почему-то впечатления это не портило. Уж очень хороша была эта пигалица в короне, раздувающая щеки и приседающая в самозабвенной декламации.

Шепотом о главном

К концу волонтерского путешествия мы притихли. Не устали, нет. Совсем не устали. Трудно было болтать ни о чем, когда прикоснулись к чему-то, что не выразишь словами. Вот мы и молчали об этом.

Не о том, что больных детей жалко. Жалости каждый из нас достоин - каждый в свое время. И не о том, что родителям этих малышей трудно. Хотя трудятся они, да – забыв о себе раз и навсегда. Просто труд каждого может хоть в малой толике взять на себя другой «каждый» - и им обоим станет легче.

Как же мы связаны все в этом мире. Общая у нас боль, и одна на всех радость. Как ни отворачивайся от чужой беды, она обгонит тебя, заглянет в глаза и станет твоей. А зажги свечу веселья на чужом празднике – и душа запоет, счастливая. Все это неисповедимо и таинственно, я же сразу сказала – только молчать об этом надежно. Так что если неверное слово подобрала – простите меня ради Святых рождественских дней.

Евгения Павлычева

Газета "Воскресные вести" № 1 (88) 2009 г. 



Источник: ПРИ ЦИТИРОВАНИИ ССЫЛКА НА АВТОРА СТАТЬИ ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Категория: Репортажи | Добавил: Маруся (27.02.2010)
Просмотров: 805