Торжество истинной веры - 8 Марта 2014 - Храм Воскресения Христова
Воскресенье, 26.03.2017, 15:52
«  Март 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Главная » 2014 » Март » 8 » Торжество истинной веры
01:01
Торжество истинной веры

Текст Дмитрия Романова

    Круг всего лета совершает свое обращение. Церковный календарь переворачивает очередную страницу. Закончился зимний мясоед, миновали подготовительные к Великому Посту недели, Церковь «отверзла двери покаяния». Искренне всех простив и, в свою очередь, у всех испросив прощения, мы вступаем в «светлое поприще непорочного Поста».

Стихира Триоди напоминает нам, в чём состоит истинный пост: «Станем поститься постом приятным, благоугодным Господу: истинный пост есть зла отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, осуждения, лжи и клятвопреступления. Всего этого в нас уменьшение и есть пост истинный и благоприятный».

Великий Пост – особое время, в нём всё – другое. В этот период отменяется наш привычный уклад жизни, чтобы потом мы вернулись к нему тоже другими, обновлёнными.

Меняется даже календарь: обычная церковная седмица начинается в воскресенье и заканчивается в субботу, а великопостная седмица начинается в понедельник и завершается воскресным днём.

Первая же седмица Великого Поста увенчивается знаменательным для всей Вселенской Церкви событием, которое Святые Отцы назвали Торжеством Православия. Праздник установлен в 843 году в честь победы Православного учения об иконопочитании после Седьмого Вселенского Собора.

История такова: почти сто лет (с 726 по 787 г. и с 813 по 843 г.) у власти в Византии стояли императоры и патриархи, которые боролись с почитанием икон. В это время священные изображения уничтожались, терпели надругательства, а почитавшие их преследовались и принимали мученическую смерть. Бывало, что иконы сжигали на головах их почитателей.

Великого подвижника преподобного Феодора Студита избивали в тюрьмах так, что у него гнило тело, и его ученик, св. Николай, вынужден был срезать мясо ножом. Св. иконописца Лазаря жестоко пытали, но, с сожженными руками прямо с места истязания, он вернулся в храм дописывать икону.

Монахам Феодору и Феофану, после пыток, на лицах была вырезана издевательская иконоборческая надпись, отчего они поминаются как святые Феодор и Феофан Начертанные. Иконоборцы ополчились не только против икон, они стремились исказить многие стороны церковной жизни. Они пытались отменить монашество и реформировать Церковь таким же или похожим образом, как это было сделано во время европейской буржуазной реформации.

Многие жестокие испытания, которые выпали Церкви, явились толчком для принятия и богословского обоснования догмата иконопочитания. Труды святых отцов Церкви дали ответ всем прошлым и будущим иконоборческим ересям. Богословию православного образа посвящены Деяния седьмого Вселенского собора (787 г.), творения прп. Иоанна Дамаскина, прп. Феодора Студита.

Победа над иконоборчеством празднуется Церковью как «день радостный, и веселия исполненный, ибо светлость догматов истиннейших блистает, и сияет Церковь Христова, украшенная восстановленными ныне сияниями изображений святых икон, и наступает богопочтенное единомыслие верных».

Церковь призывает: «Ныне благочестия светлость всем распространяется, разгоняя лесть нечестия, яко облако, просвещая же сердца благочестивых: православные, приидите припадем, благочестивомудренно честным иконам Христовым поклоняясь», «честно поклонимся священным Христовым, и Пречистой Богородицы, и всех святых образам, начертанным на стенах, и досках, и на священных сосудах, отлагая злочестную злославных веру».

В восприятии последующих поколений верных христиан границы праздника расширились, так как святая Церковь ко времени победы над иконоборчеством в борьбе с различными ересями окончательно выяснила и определила в правилах семи Вселенских соборов православное христианское учение.

Поэтому ныне празднуемое событие и названо не торжеством иконопочитания, а торжеством Православия, и оно стало обозначать победу Церкви над всеми ересями и лжеучениями. Это не значит, что с IX века не появлялось уже более или не могло появляться ересей, а значит, что все последующие ереси, как бы они ни были многочисленны и разнообразны, находят себе обличение и опровержение в определениях семи Вселенских соборов. Вот вероопределение (орос) Отцов VII-го Вселенского Собора, каждое слово которого выстрадано и выковано в жесточайшей борьбе:

«…Мы храним все церковные предания, установленные для нас письменно или без писания, не вводя в них ничего нового от себя. Одно из них есть изображение иконной живописью». Отцы пишут, что это предание имеет основание в Евангелии, оно служит нам «удостоверением подлинного, а не призрачного воплощения Бога Слова; ибо вещи, которые указывают взаимно друг на друга, без сомнения, уясняют друг друга».

В полном соответствии с Преданием Вселенской Церкви и с учением Святых Отцов VII Вселенский Собор постановил: писать иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, непорочной Владычицы Богородицы, честных ангелов и всех святых и преподобных мужей. полагать честные иконы, написанные красками и сделанные из мозаики и из другого пригодного к этому вещества, во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях.

Отцы пишут: « Взирающие на них побуждаются к воспоминанию о самих первообразах и к любви к ним… Ибо честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу, и поклоняющийся иконе поклоняется ипостаси изображенного на ней. Вот таково учение святых отцов наших, то есть предание кафолической Церкви, от конца до конца земли, принявшей Евангелие».

Далее отцы полагают строгое прещение тем, кто осмеливается  иначе думать или учить, или отвергать изображение креста, или иконное живописание, или святые мощи, или замышлять что-либо с хитростью и коварством против церковных преданий. Собор постановил:  «Если это будут епископы или клирики, извергать из сана, если же монахи или миряне – отлучать от общения».

Подписав протокол, отцы восклицали: «Такова наша вера, таково учение апостолов!»  Святые отцы разъяснили два очень важных принципиальных момента. Во-первых, они отмели обвинения в идолопоклонстве, объяснив, что на иконе Спасителя изображена не природа (Божеская или человеческая), а нераздельная Личность  Богочеловека Христа.

Во-вторых, они развели два понятия: поклонение и почитание. Поклонение подобает одному лишь Творцу; всякое поклонение твари вместо Творца есть язычество. Почитать же можно различные священные явления и предметы. Почитая святую икону (образ), мы воздаём поклонение не доске и краскам, а Первообразу.

Действительно, вставляя в красивую рамку фотографию дорогого нам человека, мы вовсе не имеем в виду, что нам дорог именно этот клочок бумаги со светочувствительной эмульсией. Нам дорог первообраз, человеческая личность изображенного. 

Между тем, святой пост совершает свое неспешное течение. От недели к неделе, осветив в начале путь торжеством веры, приводя нам на память различные священные воспоминания, Матерь Святая Церковь возводит нас к полноте Пасхальной Радости.

Утверждая нас в подвиге воздержания, самогласен Первой недели Великого Поста указывает нам примеры святых мужей, условием успеха которых был именно пост:

«Моисей во время воздержания получил закон и привёл к нему людей; Илия постился  и небеса заключил; трое отроков Авраамских мучителя беззаконного пощением победили.

Посредством поста, Спасе, сподоби и нас получить Воскресение, так восклицающих: Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!»