Четверг, 25.05.2017, 19:07
«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Главная » 2013 » Август » 18 » 19 августа - праздник Преображения Господня
23:27
19 августа - праздник Преображения Господня
Текст Дмитрия Романова

  

«Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе - доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, - зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, - не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, гру­шовка в нашем саду, - поспела, закраснелась. Будем ее трясти – для завтра…» Так описывает Иван Шмелев свои детские воспоминания о празднике Преображения Господня в дореволюционной Москве, патриархальном Замоскворечье.

Святитель Феофан Затворник спрашивает: «Почему во время Преображения глас с неба изрек: «Того послушайте». Отчего же так?» И сам отвечает: «Оттого, что здесь перед глазами представлен был и плод послушания. Отец Небесный говорил как бы: хотите достигнуть этого? Слушайте же, что Он будет внушать и заповедовать вам. И если пойдете путем Его, то несомненно вступите в область света (…) все печали мимо идут, нестроения страстей исчезнут, ложь и заблуждения рассеются. Станете на земле небесными, из земнородных — благородными, из бренных — вечноблаженными. Тогда все будет ваше, потому что вы сами станете Христовыми. Вот и свет Преображения!»

«Мрак закона (то есть Ветхозаветного времени, до Христа) приял светлый облак Преображения, - поет Святая Церковь, - в котором были Моисей и Илия, и, сподобившись пресветлой славы, Богу глаголаху: Ты Еси Бог наш, Царь Веков!»

В трех первых Евангелиях, называемых синоптическими, описания Преображения Господня весьма сходны (Мф. 17, 1-9. Мр. 9, 2-9. Лк. 9, 28-36). Вскоре после того как Спаситель открыл ученикам, что Ему надлежит много пострадать от иудеев, быть убиту и в третий день воскреснуть, Он возвел трех апосто­лов - Петра, Иакова и Иоанна на гору Фавор и преобразился перед ними: лицо Его просияло, как солнце, одежды сделались белы, как свет. Преоб­ражение Христово сопровождалось явлением ветхозаветных пророков Моисея и Илии, которые говорили с Господом о Его близком отшествии. Изумление учеников достигло предела, когда всех осенило светлое обла­ко, и из него послышался глас: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволих; Того послушайте».

«Приидите, взойдём на гору Господню, - призывает песнопение праздника, - и в дом Бога нашего, и узрим славу Преображения Его, славу как Единородного Отцу, Светом приимем Свет, и, будучи возвышены Духом, Троицу Единосущную воспоём во веки!»

Святоотеческая мысль, углубляющаяся в священную тайну Преобра­жения, видит его с трех сторон.

Во-первых, что есть Преображение для Самого Христа, что нового раскрыл Он нам в Себе. Здесь самый сокро­венный момент Преображения, и потому святые отцы избегают пространно рассуждать о нем, чтобы земными словами не исказить несказанного.

Во-вторых, рассматривается участие в Преображении святых пророков Мои­сея и Илии и апостолов Петра, Иакова и Иоанна; эта сторона события ос­вещается гораздо подробнее.

В-третьих, Преображение Христово есть неиссякаемый источник нравственного научения и духовного назидания.

Празднованием Преображения Господа Церковь исповедует соедине­ние во Христе двух естеств - человеческого и Божественного. Преобра­жение есть явление Сына при свидетельстве Отца в Духе Святом, то есть откровение всех Лиц Пресвятой Троицы.

«…Ибо закон и пророки (Тебе) яко Богу служат, - поется в этот день, - и Сыновство по Естеству Родитель исповедая, называет (Тебя) Сыном…».

Для Спасителя Преображение со­стояло не в изменении, не в каком-либо возрастании Его Божественной природы, обладавшей изначальной полнотой, но в явлении Его Божества в природе человеческой.

У учеников, возведенных на Фавор, действием Божества открылись духовные очи, благодаря нему они оказались способны созерцать Боже­ственный Свет. По мысли святителя Григория Паламы, Фаворский Свет — это «Сла­ва Божия» и «Царство Божие», в нем апостолам была открыта «тайна вось­мого дня», то есть будущего века, тайна того светоносного «града» - Нового Иерусалима, о ко­тором свидетельствует Апокалипсис.

«Господь преобразился не без при­чины, но дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Свое пришествие на облаках во славе с ангелами», — говорит свтятитель Иоанн Златоуст.

Посвящения в тайну будущего века были удостоены лишь избранные из числа двенадцати апостолов, «столпы» апостольского лика (Гал. 2, 9), которые одни лишь были отмечены переменой имени, совершенной над ними Христом. Это избранники вместе с пророками Моисеем и Илией оли­цетворяли на Фаворе всю Церковь - в этом экклезиологический смысл Преображения.

В евангельском повествовании Преображение имело еще одно значение: оно должно было при грядущем Голгофском уничижении Христа укрепить апостолов в их вере, дать им незыблемое свидетельство Божества Иисуса Христа и добровольности Его Крестных страданий и смер­ти.

Об этом поется в кондаке Преображения: «На горе преобразился Еси, и, насколько могли вместить, ученики видели Славу Твою, Христе Боже, чтобы тогда, когда увидят Тебя распинаемым, уразумели, что страдание Твое - вольное, и чтобы всему миру проповедали, что Ты - воистину Отчее Сияние».

Кроме того, Преображение имеет отношение лично к каждому христи­анину: можем ли мы, имея ту же человеческую природу, что и апостолы, стать участниками Преображения, прикоснуться к жизни будущего века, воспринять Фаворский Свет? В этом стремлении к озарению нетварным Светом и состоит духовный смысл нашей жизни.

Образ этого стремления показал Сам Господь на Фаворе в Своей молитве. По свидетельству свтятителя Григория Паламы, имея в Себе от Себя Самого нетварный Свет, Спаси­тель не нуждался в молитве для осияния Своей плоти, - молился же Он, чтобы показать, что блистание происходит от молитвы, от соединения ума с Богом.

Потому и христианину, желающему удостоиться своего личного Фавора, надлежит постоянно упражняться в молитве и добродетели, от­вращаясь от земных помыслов и устремляя свой ум, свою любовь к Богу. Вера в то, что эта цель достижима, что обожение человеческой природы возможно - важнейший момент христианского учения о человеке.

Обожение есть условие, предварение спасения. Именно поэтому Пре­ображение - залог Воскресения.

«С одной стороны, человек изначально предназначен к обожению, - пишет архимандрит Киприан (Керн), - с другой стороны, своими подвижническими усилиями человек исправляет в себе то, что он, как внук Адама, совершает греховного. Он очищает себя, побеждает в себе свои страсти, искореняет дурные помыслы, просветляет свой ум, упрощает его, «сводит к Единому» и, как высшая мера просвещения ума, делается «зрителем премирных вещей».

«Востаньте, ленивые, всегда вниз поникшие в землю, помыслы моей души, - поется в икосе праздника, - возмитесь и возвысьтесь на высоту Божественного Восхождения. Придем к Петру и к братьям Зеведеевым, и, вкупе с ними, Фаворскую гору достигнем, чтобы увидеть с ними Славу Бога нашего. Услышим глас, который они свыше слышали и проповедали Отчее Сияние».

Глубокий назидательный смысл Преображения содержится в отдельных его символах. Высота Горы означает, по толкованию блаженного Феофилакта, возвышенность духа над земными привязанностями, без чего созерцание небесного не­возможно.

Сама Гора знаменует необходимость двух подвигов - богомыслия и труда, без чего невозможно взойти на высоту: богомыслие возносит ум вверх, труд же способствует смирению. Гора указывает также на уеди­нение и безмолвие, благоприятствующие молитве.

Многозначительно и само избрание Христом места, где свершилось Преображение, так как Фавор означает чертог чистоты и света. Возведя учеников именно на Фавор, Гос­подь желал, чтобы из самого названия горы следовало, что для принятия Божественного Света необходимо очищение покаянием.

История установления праздника уходит в самые первые века христианства. Достоверно известно, что праздник Преображения существовал уже в IV веке. Об этом свидетельствуют поучения святого Ефрема Сирина и святителя Иоанна Златоуста. Существование праздника в IV веке показывает, что начало его должно относиться к предшествующим векам.

Сохранилось слово святого Андрея Критского на праздник Преображения Господня. В этом слове термин «Преображение» рассматривается не только в догматическом смысле, но и в смысле действительного церковного торжества.

В VIII веке святые Иоанн Дамаскин и Косма Маиумский составили ряд стихир и каноны на этот праздник, которыми Православная Церковь прославляет событие и в настоящее время.

Канон праздника начинается вдохновенными словами: «Глаголы жизни изрёк Христос Своим друзьям, и, наставляя о Божественном Царствии, сказал: Во Мне Отца познайте, как Блистающего Светом Неприступным, в радости поюще: поём Богу Нашему, яко Прославися!»

Древнейшим изображением события является находящаяся в храме во имя св. Аполлинария в Равенне (Италия) фреска VI века, которая имеет аллегорический смысл: лицо Спасителя заменено крестом в круге со звездным фоном, апостолы же показаны в виде агнцев. Св. пророки Моисей и Илия стоят по сторонам креста.

На греческих иконах наряду с самим Преображением можно видеть восхождение на гору и схождение с нее. На русских иконах иногда имелись некоторые прибавления к кано­ну; так, например, показывалось, как один ангел выводит из гроба Мои­сея, а другой сводит с облаков Илию. Известна и «ночная» икона Преобра­жения: на образе XVI века устюжского письма фоном для священного со­бытия является ночное звездное небо. Полагают, что здесь не одно со­блюдение правды исторического факта, но и особый смысл: на ночном фоне молния Преображения знаменует начало нового дня творения - будущего века.

В этот день издревле принято освящать начатки плодов. В Греции – это виноград, в наших северных краях – яблоки, поэтому на Руси день Преображения обрел второе, народное название – Яблочный Спас. Матерь Церковь премудро дарует радость как душевным нашим чувствам, так и телесным.

В детских воспоминаниях И. Шмелева удивительно просто и одновременно глубоко раскрывается смысл освящения начатков:

«…Золотое и голубое утро в холодочке. В церкви - не протолкаться. Проплывают над головами узелочки - все яблочки, просвирки, яблоки. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным - свежими яблоками. Необыкновенно, весело - будто гости, и церковь - совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли их - посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «Ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!». И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть – Преображение».